?

Log in

No account? Create an account

ural_karafuto


旧樺太の写真集 / УРАЛ - КАРАФУТО

ノヴィグラード: ウラル地方 - 樺太 Журнал Сергея Новопашина о Сахалине


ТАЙНА НАРОДА АЙНУ
ural_karafuto
опубликовано:
Газета «Первая» (юго-запад Москвы) 2012, №2 (02.02.2012 )


Ридус: http://www.ridus.ru/news/23341
Сергей Новопашин
«Было время, когда первые айну спустились из Страны облаков на землю,
полюбили её, занялись охотой и рыболовством,
чтобы питаться, танцевать и плодить детей»

Предание айну

«Когда наши августейшие предки спустились с неба на лодке, на этом острове
они встретили несколько варварских племен,
наиболее свирепыми из которых были эбису - айны»

Предание японцев

Наверное, с обывательской точки зрения, искать корни какого-либо народа, дело ненужное, да и непонятное. К тому же, в учебниках  истории, вроде как уже все написано: такой-то народ произошел тогда-то, там-то, и возможно, от того-то… Про учебники – разговор отдельный, ценность информации многих из них сегодня вызывает сомнение, а вот знать, или стремиться найти корни своего рода, своего народа – это важное дело. Может быть, самое важное. И, что интересно, толчком к этому поиску может стать что угодно, порой история даже не своего народа, а малоизвестного и экзотичного для большинства из нас. Такого, как айны, например. До сих пор загадка их происхождения не раскрыта - только гипотезы. Будучи в экспедиции на остров Сахалин, мне пришлось прикоснуться к тайне айнов, народа, который считал нас, русских братьями, и который мы не уберегли.


Группа сахалинских айнов с мечами в руках. На заднем плане - японцы в европейских костюмах. Губернаторство Карафуто (Ю,Сахалин), 1930-е гг.

Древняя и средневековая история Сахалина полна загадок, что совсем не удивительно, – остров находится на крайнем востоке Евразии, и дальше только Курильские острова. Первые исследователи добрались до них относительно недавно – в XVII веке, открыв миру неизвестные до этого этносы и обнаружив следы загадочных народов, живших на островах ранее.
Одними из них, наряду с нивхами и уйльта, стали айны или айну, населявшие 2-3 века назад о.Сахалин, Курильские острова и принадлежащий Японии о.Хоккайдо.
Так что же в нем такого особенного, из-за чего уже сотню лет ломают копья и головы этнологи, антропологи, археологи, историки и лингвисты? Да, лингвисты-языковеды, может быть, более всех находятся в растерянности. А как иначе, если в языке айнов, кроме схожих с японскими словами, Б.Пилсудский, а затем Д.Косарев и Ч.Таксами обнаруживают корни не только в целом индоарийских языков, но и конкретно – славянских, литовского, и даже языка басков, живущих в испанских Пиренеях! У антрополога тип айнов также может вызвать недоумение. Ведь среди монголоидных этносов Дальнего Востока и тихоокеанских островов, айны выглядят европеоидами, а мужчины к тому же носят пышные светлые бороды и усы, а также длинные волосы. Смущает, видимо, ученых тот факт, что носят айны одежду южного, распашного типа (халаты, куртки-хаори – как у японцев), а женщины айну после совершеннолетия наносят татуаж – татуировку губ. Но, как говорят сами айны, сей обычай они заимствовали у некоего низкорослого народа коропокгуру (или тончи/тонци), жившими на тихоокеанском берегу о.Хоккайдо и Сахалина. Именно у них женщины айну переняли искусство татуировки губ и кистей рук до локтя.
Своеобразие айнов столь велико, что некоторые антропологи выделяют этот этнос в особую «малую расу» — курильскую. Кстати, в русских источниках они порой и называются: «мохнатые курильцы» или просто «курильцы» (от «куру» - человек). Часть ученых считают их потомками народа дзёмон, который вышел с древнего Тихоокеанского материка Сунда, и остатками которого являются Большие Зондские и Японские острова. Однако я склонен считать, учитывая их европеоидный тип, общие с санскритом и русским корни слов, что айны есть потомки древних европеоидов, о чем писал когда-то Г.Е. Грумм-Гржимайло, которые обитали в Южной Сибири и Китае, и известны там под именем динлины, ди и тэле.

Мужчины айну в традиционных одеждах
Сами айны считают себя потомками богов, спустившихся с неба. О чем говорит богатейшая и удивительная по масштабам мифология айнов. Не менее удивительная их экономика, основанная на охоте  и рыболовстве. Она настолько экологична, что поражает продуманностью своих запретов, обрядов, законов и правил в отношении природы. Кроме того, и социальные нормы были развиты, особенно кодекс чести. Не зря японцы заимствовали у айнов не только культ меча, но и ритуал «эритокпа», который самураи называют «сеппуку» или «харакири». Поэтому айны так и назвали себя – «благородные люди». Чего не скажешь об их соседях японцах, которые называли айнов оскорбительно «эмису/ эбису / эдзо/ иесо/» - «дикари/ северные дикари». Не стоит удивляться, ведь айны вошли в историю Японии как очень воинственный народ. Об этом свидетельствует такой факт: отношения с нихондзин (самоназвание японцев) на Хоккайдо они выясняли с помощью луков, стрел и мечей в течение двух тысяч лет! Этническая территория айнов в древности и позднее включала, кроме юга Сахалина, юга Камчаткии и Курил, также низовья реки Амур. До рубежа новой эры предки айнов заселяли все Японские острова, но, начиная с XII века, стали утрачивать свои земли и на самом северном острове Японии – Хоккайдо. В пользу того, что именно айны заселяли Японские острова, говорит их название на языке айнов: «Айну Мосири», т.е. «мир/земля айнов». Японцы в течение веков то активно воевали с ними, то пытались ассимилировать их, заключая межэтнические браки.

Девушка айну с татуировкой на губах

Отношения же айнов с русскими в целом были изначально дружескими, за единичными случаями военных стычек, происходивших преимущественно по причине грубого поведения некоторых русских промысловиков или военных. Наиболее распространенной формой их общения был товарообмен. С нивхами и другими народами айны то воевали, то вступали в межплеменные браки. Сохранились записи, сделанные со слов казака Нехорошего Ивана Колобова, посланного казацким десятником Москвитиным в 1639 –1640-х гг.: «…А бой де у них топорки, а сами были все в куяуах збруйных. А русских де людей те бородатые люди называют себе братьями».
Показателен указ императрицы Екатерины II от 1779 года: «…мохнатых курильцев оставить свободными и никакого сбора с них не требовать, да и впредь обитающих там народов к тому не принуждать, но стараться дружественным обхождением и ласковостью… продолжать заведенное уже с ними знакомство». Но не будь мы русскими, если не нарушим законы: указ императрицы соблюдался не полностью, а ясак с айнов взимался до XIX века. Доверчивые айны верили на слово, и если русские его как-то держали порой в отношении с ними, то с японцами шла война до последнего вздоха…
Кроме лука, стрел и меча, мужчины айны носили два длинных ножа («чейки-макири» и «са-макири»), которые крепились на правом бедре. Чейки-макири был ритуальным ножом для изготовления священных струженных плочек «инау» и совершения обряда «пере» или «эритокпа» – ритуального самоубийства. Инау – это заструженные ритуальные палочки, рассматриваемые как представители богов и предков, универсальный символ живой Вселенной. Согласно казачьему сотнику Ивану Чёрному, который описал обряды курильских айнов, инау  – это стружки из ивы или тальника с индивидуальными клеймами-пиктограммами, которые воин айну заговаривал и бросал в серный источник, принося тем самым жертву духу источника.
Увы, но духи  - «камуи» на языке айнов, не помогли им устоять против набирающей силу Японской империи в 19 веке, когда в 1884 г. всех северокурильских айнов японцы переселили на о.Шикотан, где последний из них умер в 1941 году.
Российская имперская администрация, а заетем и советская, по причине непродуманной  этнополитики в отношении жителей Сахалина, заставила айнов мигрировали на Хоккайдо, где их потомки и проживают сегодня в количестве примерно 20 тыс. человек, добившись только в 1997 г. законодательного права быть «этнической группой» в Японии.
На Сахалине оставшиеся немногие айны ассимилировались с нивхами, и теперь ознакомиться с их культурой можно разве что в Областном Сахалинском краеведческом музее... Последний мужчина айну на Сахалине умер в 1961 году, когда похоронив супругу, он, как и положено воину и древним законам своего удивительного народа, сделал себе «эритокпа», вспоров живот и выпустив душу к божественным предкам... К предкам, вероятно, общим с нашими…


Старейшина в парадном одеянии начала эпохи Сёва (1926-89 гг.).
Отпущенная борода, на голове – священный убор из берёзовой коры, на теле – расшитое узорами кимоно,
поверх которого – боевая накидка хаори, на плече – перевязь с мечом.
Источник фото: Сираои Нового времени. Айнская поступь. Фотоальбом Киносита Сэйдзо.


«Человек-столб» как смысл жизни (Тайны острова Сахалин)
ural_karafuto
«Человек-столб» как смысл жизни
Тайны острова Сахалин. Сергей Новопашин



Опубликовано: Газета «Первая» (Юго-запад Москвы), 2012, №1 (26.01.2012)
          Перепост: Ридус http://www.ridus.ru/news/22184



«Бусидо — это Путь воина — что означает смерть.
Когда встает выбор, по какому пути идти, выбирай тот,
который неизбежно ведет к смерти».
«Путь воина»
Россия уникальна своей территорией, на огромных просторах которой переплелись культуры и традиции многих континентальных народов. Побывав на острове Сахалин, каждый для себя может открыть немало драматических и интригующих страниц нашей истории, да и не только нашей...   
Вид на город Маока (ныне г.Холмск). Почтовая открытка времен губернаторства Карафуто, 1930-е гг.




ЖД-вокзал г. Маока (ныне г.Холмск). Почтовая открытка времен губернаторства Карафуто, 1930-е гг.

Несколько лет назад в одном из очередных сборников Виктора Пелевина был размещен его рассказ «Некромент». Название, конечно,  в том еще духе, но содержание, как и все пелевинские вещи, «многоуровневое», так сказать… Вкратце: в «искусственные неровности» дорог, которые в народе называют «лежачими полицейскими», изготовляемых из специальной резины или металла, добавляли прах ушедших из жизни офицеров МВД. Причем, отбирали лучших. В итоге, их «дух» или «астральное тело» становились как бы привязанными к тем местам в Москве, где и находился их смешанный с каким-нибудь полиуретаном прах. Целью этой безумной, с точки зрения «западного варвара» практики было достижение некоей «астральной защиты» столицы.
Оказалось, есть в России, вероятно, одно-единственное место, где данная практика применялась вполне законно, обоснованно и имела аналогичное книжному сюжету целеполагание. Предвосхищая возможное недоумение (как так? … разве может быть такое «законно» в России, в стране хоть и светской, но с христианской и исламской духовностью?), сразу поясню: когда территория Южного Сахалина находилась в ведении японской администрации, а было это с 1905-по 1945 годы, подобные феномены имели там место быть. Вполне законно, обоснованно, как с позиции традиционной веры японцев – синто, так и дзен-буддизма, и имело определенные цели. А именно – приношение жертвы духам места или стихии, и, соответственно, защита этого места или объекта от чужого воздействия, откуда бы ни происходило.
Духовные сущности, называемые японцами «ками», а айнами Сахалина и Хоккайдо «камуи», как считалось, получая такую жертву, исправно служили поставленной людьми задаче. Жертвы же почетно именовались «хито басира» - что означает «человек-опора», или «человек-столб».
Так что, кроме известного ритуала принесения себя в жертву через вспарывание живота (сеппуку или харакири) и освобождения «хары», заимствованный японцами у айнов, существовал еще и ритуал «хито басира».



Воин перед совершением сэппуку. Куникацу Утагава, период Эдо (1850-1860)

Практика аналогичного жертвоприношения встречается не только на Дальнем Востоке, но, вероятно, именно там она нашла широкое применение. Причем, реставрируя средневековые замки, японские археологи и реставраторы нередко находят замурованные в стены или основания фундаментов скелеты. И, похоже, иногда владельцы замков – дамё (князья) приказывали замуровывать строителей заживо. Тем самым, как считалось, замку придавалась еще и дополнительная «мистическая сила». Были, впрочем, и добровольцы, как в рассказе у Пелевина.
Каким же образом феномен «хито басира» имеет отношение к России? До 1945 г. Южный Сахалин, как уже отмечалось, входил в состав Японской империи и представлял административно губернаторство Карафуто. Граница на острове проходила по 50-й параллели.

Японский пограничник у знака на 50 паралелли,
разделяющей российский Северный Сахалин и японский Южный (Карафуто)
За 40 лет японцы построили авто- и железные дороги, заводы, порты и города. Есть на острове и «Самая восточная дорога России» - как назвал её и вынес на обложку книги известный сахалинский историк А.И. Костанов, которая, увы, перестала существовать в 1990-х. Построенная, как и вся более 700-километровая жд-сеть Южного Сахалина в 1910-30 годы по инициативе администрации Карафуто, ветка Маока (современный Холмск) – Тоёхара (современный Южно-Сахалинск), заложенная в 1921-м году, соединила в те годы две меридионально проложенные жд-линии восточного и западного побережий Южного Сахалина.

Карта о.Сахалин. Паромный путь Ванино-Холмск
Именно эта, сегодня не функционирующая дорога с так называемой «капской колеёй» - 1067 мм, принятой только в Японии и на Сахалине  (в России – колея 1524 и 1520 мм), привлекает особое внимание туристов, исследователей, журналистов, и понятное, дело – приезжающих из Японии. Мало того, что ветка Холмск - Южно-Сахалинск проложена в невероятно живописных местностях – горах, ущельях, долинах, поросших уникальным по составу лесом, где одновременно произрастают представители канадской, северной, сибирской и субтропической флоры… Оказывается, эта самая насыщенная техническими сооружениями железная дорога в мире (!), по причине чего и внесена в Книгу Гиннеса.
И именно для её сооружений – туннелей, мостов применялся бетон, в который замешивали прах строителей, окончивших свой жизненной путь на «стройке века».
Перевал. ЖД-станция на линии Южно-Сахалинск - Холмск. Состояние на 2011 г.
Осенью 1945-го Южный Сахалин вернулся в состав СССР, а дорога Маока-Тоёхара сменила название, хозяев, и продолжала работать до печально известных экономических реформ 1990-х… Местные ушлые предприниматели, да и нищающий народ потихоньку разобрали дорогу… Остались мосты, - опоры, где взывает к справедливости пепел погибших строителей, продолжающих служить опорой для потерявших смысл мостов и других сооружений.
Теперь для желающих добраться до острова от Владивостока и далее - Ванино, паромная переправа через Татарский пролив, конечно же, всегда к услугам. Но только по прибытию из Ванино в Холмск придется нанимать автотранспорт, чтобы попасть вглубь острова.  Поэтому авиаперелет сразу до Южно-Сахалинска и проще, и быстрее. Только вот индустриальную экзотику из иллюминатора не увидеть…


«Чертов мост», в бетонных опорах которого замешан прах «хито басира».
Линия Холмск-Южно-Сахалинск. Фото © Первухин С.М.




Тоннель на участке Николайчук - Камышово.   Фото © Первухин С.М.
Впрочем, в самом «Южном» есть тоже уникальный архитектурный объект – бывший Музей Карафуто, теперь здание Сахалинского областного краеведческого музея. Это единственное сооружение в России и СНГ, построенное в стиле «тэйкан» - «императорская корона». А вот насчет «хито басира» в его фундаменте история умалчивает… Зато для защиты священного пространства музея там стоят две фигуры «кома ину»… Кто такие? Посетите Сахалин, узнаете, и уверяю вас, не пожалеете.
Бывший музей Карафуто и «псы-львы» кома-ину. Фото ©Новопашин С.А.        

樺太で拾ったアルバム ・ АЛЬБОМ, НАЙДЕННЫЙ НА САХАЛИНЕ
ural_karafuto

豊原、敷香、恵須取、真岡など・・・ロシア人にとっては聞きなれないが、ロシア史、より正確に言えば、日露の歴史には直接関係がある地名だ。南樺太であれば、どの居住地や町でもこのような地名リストに加えることができる。これらの土地は自分の目で見たほうがいい。伝統的な日本の文化財や橋・建物・荒れ果てた工場・兵舎などの日本の工業化の跡を見たほうがいい・・・その土地の植物をはじめオホーツク、満州、北日本、北アメリカ原産の動物がいる森―これらが現存する世界に類のない風景を見たほうがいい・・・ 凍土帯の土にめり込んだ永久地点を見つけられるテルペニア湾岸(多来加湾)では、海流ごみとともに打ち上げられた「ニッカ竹鶴」のような、珍しい形をした日本のウイスキーの空き瓶も見つけることもできる・・・

k010_Karafuto_Railways 1920_cut- fon

樺太の岸で「万歳」はもう半世紀あまり聞かない。ウラジミロフカ集落のところでの豊原市はもう存在しないからである。そこには州都ユジノサハリンスクがある。町が見下ろせるボルシェビク山頂周辺にある、荒れ果てた神社も黙っている。 真岡町はなく、ホルムスク市がある。敷香町と敷香支庁はないが、同名の地区と自然保護区とともにポロナイスク市がある。 家族の写真を見つけた者はどうすればいいのだろうか。擦り切れたアルバムの中には、友人、同僚、使用人などとともに、家族三世代の歴史の写真が集められているのだろう。

アルバムの中に一つも記録がなかったらどうすればいいのだろうか。あっても、それに何の値打ちがある。無名の写真家のカメラに姿を現した人々が使った片仮名や平仮名が理解できないのは残念なことである。

20世紀初期のセピア色を見つめると、およそ百年ものの写真の質から、近代デザイナーを羨ましがらせるほどの様式(エコスタイル)の家具に至るまで、すべてに驚嘆させられる。しかし、第一に目を引くのは古ぼけた写真の人々の顔である。昔の習慣および氏族と階層の誇りの跡をとどめている顔・・・そして暗い美の神秘的で幽玄な、微かに見える未来の悲しみの跡だ。

それともこのように見えるだけだろうか・・・
・・・この土地の、そして今日にはない顔だ。ページをめくって白黒写真を見つめると、見知らぬ男性、女性、子供の運命を考えさせられる。この写真の背後には家族の歴史だけではなく、20世紀初期の南樺太における日本の行政の歴史もある。

この家族はどんな人たちだったのだろうか。彼らの社会的地位や、いつどのように樺太へ来たのか、いつ頃の写真なのか、それにアルバムの持ち主はなぜ日本領期に、ロシア人に聞きなれない大泊という市名を持った小さなコルサコフ市でアルバムを残したのか、ということを推測することしかできない。

彼らの身なりや髪形、そして安心感と威厳に包まれてレンズを見つめる姿と部屋の様子から判断すると、家族の地位はたしかに中以上と考えられる。官吏、技師、軍人であるかもしれない・・・彼らは自分の任務と義理を立てるものである、睦仁天皇(明治天皇)が国民を、領土開発のために呼びかけたためである。

こうして最初の移住者は仮陣営のテントを張ったり、つぎの鉄道の枕木を敷設したり、住宅や工場の基礎を建てたりする。数枚の写真は、高い確率で、まさに日本人が島の南部の開発にのりはじめたところを映している。

写真の年月は、詳しい研究によって1904-1920年代(明示時代末―大正時代) とみられた。

写真を見つめていると、どの家族にとっても大切なもの、つまり家族や氏の系図と年代の物質的な反映でもあるアルバムが、なぜこのように失われた、または捨てられたのかという疑問が何度も巡る。帰還者は仕度の時に忘れてしまったのだろうか。自分達の歴史に畏れを持って接する日本人にとって、どうもそれは疑わしい・・・強制的な退去がどの程度慌しかったものか誰も知らない。もしかすると日本人家族が、彼らを樺太から乗せて行く船のタラップの前に立った時、ソ連軍が、写真アルバムが入ったそのハンドバッグ(あるいはスーツケース、バスケット)を通さなかったのかもしれない。恐らく真実は分かるまい。それらの出来事について空想したり、色々と推量したりすると、世界の不安定さと儚さを認識すると同時に、それらの美を見て楽しむ時は、悲しみ―すなわち「日本的な悲しみ(?)」を思わず感じるようになる・・・小さな大泊町と南樺太中の住民に揺るぎないように見えた世界は急に変わってしまい、またたく間に現在(未来でさえも!)は戻ることのできない過去になってしまった・・・
残された道は、遠く1945年に日本へ帰った「アルバムの家族」の子孫を見つけだすことだけであった。そこには希望がある。古い写真に写った親類の顔を確認し、過去と向き合う機会に恵まれた人の感情はよくわかる。別々の国に住んでいても、外観や生活様式や認識が違っていても何でもない・・・よく考えるとそれらは大した意義のあるものではない。

写真アルバムの持ち主を探し出すことの話は、樺太全体の歴史と同じぐらい不思議である・・・国境の位置を考慮すると、南樺太で多くの似たような話しがあるかもしれないので、これは大袈裟な話しに過ぎないだろう。

アルバムは終戦後、1945年にコルサコフ市で発見され、大陸から移ったロシア人家族のもとで事情も知らずに長年残された。残念なことだが、この家族の名前は不明である。セルゲイ・ミハイロヴィチ・ペルヴヒン(Сергей Михайлович Первухин)はこのアルバムの最後の持ち主であったことだけが知られている。他の「文書」とともに、以前コルサコフ市に住んでいたある女性から受け取った。アルバムの写真はスキャンされた。2005年8月、セルゲイ・ノヴォパシンはテルペニア半島探検後、ウラル地方にあるエカテリンブルグ市へスキャンのファイルを持ち帰った。

karafuto_album collage 1.jpg karafuto_album collage 1-2

大泊町のある家族のアルバム (--->)


半年が経ち、ついにそこからどうすべきか決意が下された。 心づかいと熟考の結果、印刷出版技術と賛同者の創造力によって本になった。

こうして樺太で始まった出来事はウラル地方のエカテリンブルグ市で続けられた。  106枚すべての写真を出版することが容易であることは明らかであり、わけの分からない構想をもつこともない。回顧的なノート、歴史の書類と参考資料、樺太県時代の郵便葉書の写真と複写を表象的な列に加え、家族の年代史を歴史の文脈の中に編みこむという思想はここにあるのだ。

しかも南樺太の町の間には、以前大泊町であったコルサコフ市だけでなく、ユジノサハリンスク市(豊原)、ウグレゴルスク市(恵須取)などの居住地もある。そしてこの本には、20世紀初期の写真が樺太の近代景色や地図とともにある。
この場合、研究を始めると、一つのきっかけからやがて夢中になり、あらゆる縺れを解きたいという衝動にかられるはずである。それゆえに、最初の課題によって写真集に添えられた歴史的文脈を考慮し、コルサコフ―大泊を原点として、「畑を全部掘り返す」ように「樺太」という歴史地理的な現象を分析しなければならなくなった。島の種族・人種の歴史と政治史の変遷を、他に理解する手段がないのである。

日本人とロシア人が平和共存したり、自分達の国境を守るべく(ところでこの国境は移動する傾向がある!)争ったり、地域や水域を割譲・交換したりすることを、心の中に描くためにこれをやるべきであった・・・1945年の秋以降、平和条約を結ばず、友好と歴史文化の国民センター、地方と県の代表部、共同企業を創設して生きている。

karafuto_album collage 2

樺太大泊町のある家族のアルバム (2006)

karafuto_album collage 3

樺太の写真集

(2010.() クリエイティブチーム≪キピャトック≫)


大陸から移住したソ連の子供たちが、他のおもちゃとともに使い古したアルバムを持っていたことは驚くべきことである。彼らにとってこの写真は、異国の奇妙で見慣れないが、しかしどこか惹かれる人々が写ったものなのだ。

同僚達と相談あるいは会議の後、これまでできたことをしようと決定した。すなわち本を試験的に出版し、「日本アルバム」に出てきた家族の子孫捜索に援助を期待してプレゼントすることである。
もちろん、たった一つの家族史あるいはその歴史の「跡」だけでは、国際変遷(文中に記述あり)を背景にすると大した事ではなく、しずくと受けとる人もいるだろう・・・ ところが人類の行為と運命からなる歴史のように、雄大な海原も小さいしずくからなるのである。



© ノヴォパーシン・セルゲイ (ノヴィグラード)2006-2010 年

karafuto_album autors 2006-2010


著者

ノヴォパーシン・セルゲイ

ペルブーヒン・セルゲイ

На русском языке:

Альбом, найденный на Сахалине[1]

Тоёхара, Сикука, Эсутору, Маока… Непривычные для русского уха названия, имеющие, тем не менее, прямое отношение к истории российской, а точнее — к российско-японской. Подобный перечень можно составить про каждое поселение и город на Южном Сахалине, но лучше — увидеть их своими глазами. Увидеть памятники традиционной японской культуры и следы японской же индустриализации в виде мостов, зданий, заброшенных фабрик и военных казарм… увидеть уникальные ландшафты с сохранившимися еще лесами, где обитают виды охотской, маньчжурской, северояпонской и североамериканской фауны, не говоря уже о произрастающих здесь растениях-эндемиках… Где на берегах полуострова Терпения можно наткнуться на вросшую в тундровые почвы японскую ДОТ (долговременную огневую точку), охранявшую подходы к заливу с одноименным названием, и там же найти необычной формы бутылку с остатками японского виски «NIKKA Taketsuru», занесенную сюда наряду с другим мусором морским течением…
Более полувека прошло, как не слышно «Банзай!» на берегах Сахалина, поскольку нет города Тоёхара на месте поселка Владимировка – есть областной центр Южно-Сахалинск; молчит и заброшенная синтоистская часовня в живописных окрестностях горы Большевик, с которой весь город как на ладони. Нет Маока — есть Холмск. Нет города Сикука и округа Сикука-ситё, но есть город Поронайск с одноименными районом и заповедником.

Что делать человеку, нашедшему фотографии незнакомой семьи? В видавшем виды альбоме собрана, как можно предположить, фотоистория трех поколений японского семейства — с друзьями, сослуживцами, слугами…

И что прикажете делать, если в альбоме нет ни одной подписи? Да если бы и были — что толку? Увы, но и в свои годы я не владею ни азбукой катакана, ни хирагана – той, которой пользовались те, чьи образы запечатлела камера неизвестного фотографа…

Когда вглядываешься в сепию начала ХХ века, поражает все: от качества снимков, возраст которых чуть меньше сотни лет, до мебели, стиль которой (эко) в состоянии вызвать зависть современных дизайнеров. Однако в первую очередь привлекают лица людей со старых фотоснимков. Лица, несущие печать древних традиций, клановой и кастовой гордости… И едва уловимую печаль о будущем, подобную югэн – таинственной темной красоте.[2]

Или это только кажется?..
…Нездешние, не сегодняшние лица. Они заставляют задуматься о судьбах неизвестных мужчин, женщин и детей, когда вновь и вновь листаешь страницы и рассматриваешь монохромные изображения, за которыми стоит история не только семьи, но косвенно — история японского правления на Южном Сахалине в первой половине
XX века.

Кем были члены этой семьи? Каков был их социальный статус, когда и как они попали на Сахалин, какими годами датированы фотографии? И что заставило хозяев альбома оставить его в Корсакове – небольшом городке, при японцах носившем столь необычное для русского слуха название – Оодомари? Об этом мы можем только догадываться.

Если судить по их внешнему облику — одежде, прическам, по тому, с каким внутренним спокойствием и достоинством они смотрят в объектив, а также антуражу помещений, можно предположить, что положение семьи безусловно «выше среднего». Быть может, это государственные чиновники, инженеры, военнослужащие… Люди, выполняющие свою миссию, свой долг (гири) – император Муцухито (Мэйдзи) призвал народ к освоению новой колонии.

И вот уже первые переселенцы ставят палатки временных лагерей, укладывают шпалы будущих железных дорог, возводят фундаменты домов и заводов. На нескольких фотографиях – с большой степенью вероятности – как раз и запечатлены первые шаги японского освоения южной части острова.

При детальном изучении датировка снимков была отнесена к 1904 – 1920-м гг. (конец эпохи Мэйдзи – эпоха Тайсё).
Разглядывая снимки, я снова и снова возвращаюсь к вопросу о том, почему альбом — столь ценная для любой семьи вещь, по сути — материальное отражение генеалогии и хронологии семьи или клана – оказался потерянным или даже брошенным? Репатрианты забыли его при сборах? Сомнительно, особенно для японцев, которые к собственной истории относятся весьма трепетно… Хотя кто знает, сколь спешным был вынужденный отъезд? А может, именно тот саквояж (чемодан, корзину?), где лежал фотоальбом, советский военнослужащий не пропустил при досмотре, когда японская семья стояла у трапа судна, увозившего их от берегов Сахалина? Едва ли нам удастся узнать правду. Выстраивая догадки и фантазируя по этому поводу, невольно чувствуешь печаль — «японскую печаль» (?), когда одновременно осознаешь эфемерность, непостоянство мира и невольно любуешься его красотой… Мир, казавшийся незыблемым для жителей маленького Оодомари и всего Южного Сахалина, вдруг изменился и в одночасье из настоящего (и будущего!) стал прошлым, которого уже не вернуть...
Остается лишь попытаться найти потомков «семьи из альбома», вернувшихся в Японию в далеком уже 1945-м. Во всяком случае, такое желание есть. Близки и понятны чувства людей, которым представится возможность встретиться с собственным прошлым, найти и увидеть старые фотоснимки с родными лицами. И неважно, что мы живем в разных странах, непохожи внешне, по образу жизни и ее восприятию… Если вдуматься, все это не имеет никакого значения.

История находки фотоальбома не менее таинственна, чем история Сахалина в целом… Возможно, это преувеличение, и подобных историй на Южном Сахалине не счесть, учитывая его пограничное положение.

Альбом был найден при неизвестных обстоятельствах в Корсакове после окончания войны в 1945 году и репатриации японцев и долгое время находился у одной из семей русских переселенцев с материка. К сожалению, имена членов этой семьи неизвестны. Известен лишь последний обладатель этого альбома – Сергей Михайлович Первухин. Ему он достался от некоей женщины – бывшей жительницы Корсакова наряду с другими «бумагами».
Фотографии из альбома были отсканированы. Возвращаясь на Урал – в Екатеринбург,  после экспедиции на полуостров Терпения в августе 2005 года я захватил сканы с собой.

И только спустя несколько полгода, наконец, родилось решение, как поступить дальше. Результат сомнений и размышлений благодаря полиграфическим технологиям и творческой энергии участников проекта, был воплощен в книгу-альбом.

Так, история, начавшаяся на Сахалине, получила продолжение на Урале, в Екатеринбурге. Понятно, что просто опубликовать все сто шесть фотографий без каких-либо комментариев – дело нехитрое, но непонятное, т.е. не концептуальное. Вот потому и возникла идея «вплавить» формат семейной хроники в исторический контекст, дополнив изобразительный ряд ретроспективными заметками, историческими справками и документами, фотографиями и репродукциями с почтовых открыток времен префектуры Карафуто.

Кроме того, Южный Сахалин — это ведь не только Корсаков, бывший Оодомари, но также и Южно-Сахалинск (Тоёхара), Углегорск (Эсутору) и другие города и поселения. Так что в книге фотографии начала ХХ века соседствуют с видами современного Сахалина и картами Карафуто.
Надо признаться, что в данном случае произошло то, что нередко случается при исследовании: потянув за веревочку, невольно увлекаешься, и уже трудно противостоять желанию распутать весь клубок. Поэтому при первоначальной задаче создания исторического фона для фоторяда и определив Корсаков-Оодомари как отправную точку, пришлось «копать все поле», т.е. проводить некий анализ историко-географического феномена под названием «Сахалин». Ведь иначе трудно понять все перипетии этнической и политической истории острова.

Это стоило сделать хотя бы для того, чтобы воспроизвести мысленно ту реальность, в которой японцы и русские то мирно живут вместе, то сражаются, защищая свои границы (причем эти границы имеют тенденцию передвигаться!), то уступают другу земли и воды, то производят обмен и тем и другим… Затем вновь живут, создавая общества дружбы и историко-культурные национальные центры, представительства префектур и областей, совместные предприятия и пр., так и не подписав с осени 1945-го договор о мире.

Стоит ли удивляться, что дети в семье советских переселенцев с материка среди прочих игрушек держали потрепанный альбом с фотографиями. С фотографиями чужих им людей – странных, экзотичных для русского глаза, но чем-то привлекательных…
После нескольких советов-совещаний с коллегами было решено сделать то, что сделано. А именно – издать пилотный тираж книги и презентовать ее в надежде на то, что все ее получатели смогут реально помочь в поисках потомков семьи из «японского альбома».
Конечно, кому-то может показаться, что на фоне серьезных международных перипетий (описание которых имеется в книге) история одной семьи, а точнее — лишь некие «следы» этой истории — факт весьма незначительный, всего лишь капля… Но и могучий океан состоит из малых капель, подобно истории, сотканной из деяний и судеб людей.

© Сергей Новопашин (Novigrad), 2006-2010

Bonus:
http://ru-japan.livejournal.com/2103092.html
Токио (Эдо) 1865-1895 гг. Раскрашенные фотоснимки столицы Японии XIX в.
東京 (江戸城 , 浅草) / photo 1865-1895.

Японский сайт: Архив фото и карт по Сибири и Дальнему Востоку (Фото архив Сахалина времен Карафуто и др.)
http://srcmaterials-hokudai.jp/


[1] © С.А. Новопашин, 2006.

Текст сверстан на основе предисловия и послесловия первого издания книги «Карафуто. Альбом неизвестной семьи из Оодомари». Отдельно опубликован под названием «Альбом, найденный на Сахалине» в журнале «Япония сегодня», 2007, №1; под названием «Неизвестная семья из Оодомари» – на сайте «Город Корсаков»:
http://korsakov.sakh.ru/rus/basko-oodomari01.shtml (2006).

Эта глава из книги была использована сценаристами документального фильма «Карафуто. Японский период на Сахалине» (часть 1-ая фильма), выпущенного в 2007 г. ЗАО «Телерадиокомпания «Европа плюс Сахалин». Текст использовался без уведомления об этом автора текста и указания в титрах фильма, что явилось грубым нарушением Гражданского кодекса РФ, часть 4 (Глава 70, Авторское право, статья 1255), не говоря уже об этике журналиста и писателя.

[2] Югэ́н (幽玄 – «сокровенный», «тайный», яп.) – эстетическая категория в японской культуре. Обозначает нечто интуитивное, предполагаемое восприятие сущности объекта (в основном, природы, иногда – произведения искусства); в большей степени символическое восприятие явления природы или прообраза произведения.